Некалиброванные мысли.

И не только.
1 159 views
апреля 10, 2011

На подожженной машине.

Григорий и сам так думал. Но сомневаться долго не пришлось. Немцы, очевидно услышав шум в лесу, для острастки, наугад, выпустили два снаряда. Осколком повредило филинскую машину. Мотор не загорелся, но переднее колесо было разворочено. «ЗИС» как подрубленный упал «на колени» и замер, уткнувшись тупой мордой в землю. Ящики из кузова медленно сползали по наклону.
Григорий молча показал людям рукой — рассаживаться на оставшиеся машины. Ему все еще не верилось, что своих найти будет непросто, все еще казалась нелепой случайностью встреча с немецкими танками, а поэтому мучила мысль об оставляемых снарядах. В его представлении они все еще имели вчерашнюю свою ценность.
Они взяли еще восточнее, намереваясь в обход выбраться на старую лесную дорогу. Их опять обстреляли. На этот раз немцам удалось поджечь две машины. Немцы постреляли, но в лес не вошли.
Это пренебрежение противника к шуму, моторов, к движению в лесу впервые заставило Григория усомниться в возможности выхода. Очевидно, они накрепко окружены, если их даже не спешат уничтожить. Так рыбу в вентере оставляют в реке до утра.
На подожженной машине один солдат был контужен. Он хотел что-то сказать, но не мог — сильно заикался. Махнув рукой, он молча поворачивал к говорившим то одно, то другое ухо. Второй был убит. Он лежал довольно далеко от машины, навзничь, широко разметав руки. Одна нога его, совершенно прямая, неестественно под прямым углом вытянулась к туловищу. Грудь и живот были изуродованы, в сыром воздухе от тела ощутимо тянуло парным теплом.
Григорий, водители, солдаты стояли вокруг погибшего маленьким тесным кругом. Григорий спросил, хотел записать, но оказалось — никто не знает имени этого солдата.
Пренебрегая близостью немцев, Григорий, прощаясь, коротко коснулся лучом фонарика лица убитого. Он был совсем еще мальчик.

Tags: ,

Оставить комментарий